Блог

Истории о жизни: Печенежская Валентина Александровна

Я родилась 11 марта 1937 г. на Украине, в Донецкой области, где уже 6 лет идет война. Там похоронены все мои предки. Родилась я как раз незадолго до войны в очень большой семье. У моей мамы было семеро детей: шестеро дочерей и один сын. Я в семье была предпоследней, потом брат, которого тоже уже нет в живых. Из всей нашей семьи, я осталась одна, дольше всех живу. Мама тоже прожила долго, 83 года. Мой папа, по профессии лесничий, был участником Великой Отечественной войны. До начала войны занимался посадкой лесов на Донбассе. Имел боевые награды, среди которых Ордена Славы. Этими Орденами награждали в основном офицеров, а мой отец был рядовым. Для рядового солдата это была высшая награда на тот момент. Весь его боевой путь нашел мой младший сын, который проживает в России, он писал сочинение о ветеранах войны, и в архиве истории ВОВ, нашел данные о моем папе. Отец старался не рассказывать о войне много, очень хорошо, что он вернулся с войны живым, низко поклонился маме, несмотря на свою суровость опустился на колени, благодаря ее за то, что она сохранила семью в войну. В то время, когда погибали очень многие люди, сколько от голода, мы были в оккупации, это страшно вспоминать. Мама приняла в нашу семью свою единственную сестру, которая пришла пешком из Луганской области, с тремя детьми к нам, опасаясь расстрела. Муж у нее был коммунист, парторг на вагоностроительном заводе, и, она привела детей к нам. Еще у меня были две бабушки, с папиной и маминой стороны и один дедушка, бывший офицер царской армии. Теперь об этом можно говорить открыто.


Я прекрасно помню, когда мы попали в оккупацию, наш дом, хата по украински, был не таким заметным, зато очень чистым. И поэтому у нас поселились два немецких офицера. В 17 км от нас была линия фронта. Луганская область, Донецкая, в то время Сталинская. Позже город Сталино был переименован в Донецк, также как называется сейчас, там добывали уголь для фронта.


В 1943 г. по линии фронта над нами был сбит наш советский самолет. Летчик открыл парашют, пытаясь лавировать, чтобы попасть на территорию, где были наши, Красная армия. А у нас были немцы. Немцы подождали его, и пленили. Я видела, как его везли в открытой машине по трассе. Мы видели, как немецкий офицер протягивал ему сигарету, и, как наш лётчик гордо выбросил ее.
Еще я помню, как осенью 43-го года был наконец, освобожден Донбасс, и, к нам, прислали с госпиталей, раненых, наших советских солдат, для восстановления Донбасса.
Мама стирала их вещи, гимнастерки. Мы, дети, в свою очередь, помогали как могли. Вода была далеко, в 4 км от нас. Мы носили ее солдатам на коромысле. Поэтому, когда я уже была взрослой и работала, у меня спрашивали: откуда у меня, врача, такие широкие плечи.

Мы не голодали в детстве. Мама брала огород, и говорила мне: «Дочка, земля нас прокормит, не даст умереть». Поэтому, сюда пришли все эти люди. Помню, рядом ходила женщина с двумя детьми, просила подаяние, они голодали. Мы помогали им, и, в конце концов, они остались у нас. Ходили на огород, он был в другом месте, помогали на нем, пололи землю. И все это в шестилетнем возрасте. Да, тяжело, но нам повезло, что мы были детьми, воспринимая все это как игру. Поэтому дети не жаловались.
В 1943 году Донбасс освободили от немецких захватчиков. Мои сестры, мама, бабушка с дедушкой побывали в Гестапо. В нашем доме не было дверей, комнаты проходные и мы с братом бегали, подавали сигналы Красной Армии, чтобы они знали, что в нашем доме стоят офицеры и надо стрелять. Нас засекли. Поэтому их всех забрали. Но поскольку переводчиком был наш школьный учитель немецкого языка, он помог им разобраться с этим и их отпустили. Он спас их от смерти.
Отец был в саперных войсках, дошел до Будапешта и вернулся с войны в сентябре 1945. Он был строгим и молчаливым. В военное время немецкие войска вырубали леса, в целях обнаружения противника. А он участвовал в восстановительных работах.
Я закончила русскую школу в 1954 г., школу, т.к. украинских тогда не было. Я язык понимаю, хоть и не все, хорошо читаю на украинском языке. Школу я закончила хорошо, но без медалей. Была претендентом, но были ученики, более достойные, чем я. Уже с 6-го класса я знала, что буду врачом. Наша учительница, русского языка и литературы, окончившая Бесстужевские курсы в г. Санкт-Петербург, нас называла по имени-отчеству и говорила мне: «Валентина Александровна, вам необходимо поступать в литературный институт, вы очень хорошо пишите сочинения. Книг тогда не было, но мы все равно находили что прочесть. После школы поехала в Омск, поступать в медицинский институт. Но не прошла по конкурсу. Домой было стыдно возвращаться: у родных были надежды, что я поступлю без проблем. Но, в 1954 году конкурс был приличный. Туда охотнее брали молодых парней, нежели девушек. Мой подруга Олька, вовремя сориентировалась и сразу же подала документы в Омский медицинский колледж (тогда это называлось училищем). А я плакала и думала о том как я вернусь домой. Оля поговорила с завучем Валентиной Петровной и меня зачислили в фельдшерское отделение. По учебе выдавали бесплатные билеты на поезда и я ездила к маме в Украину. После окончания меня отправили на станцию Чиганак (Балхаш) работать разъездным фельдшером на тепловозе от Сарышагана до Чу. Там мне выдали комнату с телефоном, я чувствовала себя прекрасно. Следующие годы поработала в травмпункте на шахте и старшей сестрой в туб. диспансере. Все родственники остались там, на Украине.

Когда у меня родился сын, в Алма-Ате был первый набор на вечернее отделение в мед.институте. Я поступила, а потом нас перевели на дневное. Училась семь лет, одновременно работая в детском отделении тубдиспансера и воспитывая ребенка. В диспансере работала фтизиатром, а потом заведующей отделением.
В 1969 году, когда я была в декретном отпуске, в Совминовской больнице под руководством академика Александра Николаевича Сызганова (1896—1980) создавалось реанимационное отделение. Меня пригласили работать по рекомендации, этому я посвятила 28 лет. В 60 лет вышла на пенсию, будучи инвалидом по заболеванию сердца. И хотя я уже 23 года на пенсии, старые сотрудники больницы не забывают про таких работников как я, приглашают к дню победы, а раньше еще привозили подарки.
В Алматы все сложилось, родила троих детей. Двоих уже нет в живых. Младший закончил “Санкт-Петербургский институт кино и телевидения”. Остался жить в России, но часто звонит по Скайпу.