Блог

Истории о жизни: Дунаева Тамара Пантелеевна

    Тамара родилась в крестьянской семье 26 сентября 1936 года. Все детство провела в России, в селе Лутовиново, Белгородская область. Начало войны Тамара помнит плохо, но военное время не забудет никогда. Тамара работала с родителями на поле: копала свёклу, сажала картошку. О том, что началась война объявили в колхозе. Около сельсовета стояли круглые радио репродукторы. Это был второй день войны, когда начали бомбить Украину и Белоруссию. Отец Тамары разобрал свой трактор на детали, смазал и упаковав в мешки, закопал. Просил передать председателю, если не вернется с войны. В следующие дни бабушка и две сестры ее матери бежали от бомбежек в Донбассе. Отца, Пантелея Егоровича забрали в августе 1941 года. 

   Во время войны Тамара с мамой работала в колхозе: посев производился вручную. Однажды, во время бомбежки к дому Тамары бежала женщина с девочкой на руках. На вид девочке было годика три, в руках большая кукла и сумочка. Когда женщина прибежала, ее схватила мать Тамары — Елена Емельяновна. Женщина кричала и плакала «Пожалуйста возьми доченьку, накорми». Елена взяла ее на руки, но девочка была уже мертва: осколок попал ей в шею. Узнав это женщина упала, разбила лицо и закричала. Ночью Елена Емельяновна нашла ящик и простельку. Девочку похоронили. Мать девочки сказала «Если я буду живая, я обязательно к тебе вернусь». Но так и не вернулась. 

   Воспоминания Тамары полны трагических моментов: она помнит как горели леса после бомбежки и дни проведенные в погребе. Одним из таких воспоминаний стало повешение партизанки. В погребе дома односельчанки Тамары сидел немецкий солдат, который передавал секретную информацию по рации. Подозревать в шпионаже стали женщин. Соседи указали на дальний дом. Женщину арестовали, односельчан сгоняли к школе. Мать Тамары прятала детей от подобного зрелища, но детское любопытство сподвигло их посмотреть. Женщину публично повесили. Ночью того же дня женщины села сняли труп, одели и унесли на кладбище.  

   В октябре 1942 года семья Тамары попала в оккупацию. Освободили село только в марте 1943. Пять месяцев семья сидела в  погребе. “Когда самолеты бомбили друг друга, наш сбил немецкий, и, наверное, заряд попал в огород. Осколок попал на крышу дома и та сгорела. Осталась печка, на которой мама ночью пекла блюда из крапивы, лебеды, картошки, отрубей. Иногда пекла оладьи: подоит ночью корову и кормит нас в погребе. Утром молоко отбирали немцы и спрашивали почему мало. Мама отвечала, что нет сена — корову кормить нечем. Отбирали картошку, забрали и корову, даже кошек и собак не осталось. Они от голода сжигали все. Помню как на нас навели автомат. Второй подскочил ударил его и крикнул “Найн!”. Мама закрыла нас, а он уже крышку хотел закрывать. А мама кричит “Сначала меня, потом ее”. Тяжело вспоминать." - рассказывает Тамара.  Под конец оккупации немецкие войска были окружены со всех сторон, а с Репьевки шли танки и самолеты. Оставшимся в живых немецким солдатам председатель колхоза отвел место: они выкопали траншею и похоронили погибших. 

Пантелей Егорович провоевал до окончания войны и вернулся в августе 1945. После войны начался голод. Семья уехала из Лутовиново в 1947 году. Они ехали тридцать одни сутки в товарном вагоне, на сене с Волоконовки до Сарыозека. У Пантелея Егоровича был топорик, ножовка, котелок за поясом, по-военному. Они хватали доски, железо, чтобы сделать железную печку в вагоне. На печке варили пшенную кашу, которую ели вместе с сухариками и вареной картошкой. Когда семья приехала в Казахстан их накормили добрые люди. «Мы попали в богатый колхоз, потом он назывался колхоз имени Натарова, в честь красноармейца 28 панфиловца. Люди там жили разной национальности: татары, чеченцы, казахи, ингуши, русские, белорусы. Жили дружно. Багаж, который мы сдали весь пропал. Писали в Москву, что было в багаже. А тогда была замена денег. Утерянные 900 рублей были огромные деньги, а нам прислали 90. Председатель колхоза привез отцу два мешка на посадку. Картошку мы садили дома на двадцать пять соток, и по речке пятнадцать. Приезжала Алма-Атинская машина, меняла на все что угодно: галоши, валенки. Так за год мы оделись» — вспоминает Тамара. Семья построила саманный дом, сельчане помогли с мебелью. На трудодни им выдавали мед, пшеницу. Отец татьяны комбайнер, тракторист, кузнец, плотник, хорошо зарабатывал. Татьяна ездила на сенокос с подругой. 

Чуть позже Тамара стала работать нянькой. После седьмого класса переехала в районный центр Кугалы. Закончила десять классов, не добрала один балл на экзамене и приехала домой. Тамара хорошо говорила по-немецки, поэтому с РАЙОНО её направили работать в Луговое, где она проработала три года. Отца Тамары не стало в пятьдесят пять лет. У него поднялось давление, произошло кровоизлияние в мозг. Матери не стало на восемьдесят шестом году жизни. У нее были проблемы с ногами из-за почек. 

Вскоре Тамара вышла замуж, у них с мужем родился сын, но в раннем возрасте стал инвалидом из-за грыжи в позвоночнике. В пятьдесят пять лет Тамара вышла на пенсию, после которой отработала еще девять лет. 

   В восемьдесят лет Тамара делала ремонт, но выпала с окна и сломала руку в двух местах. Сейчас у нее болят ноги, из-за чего она не может ходить. Тамара плохо спит по ночам, боль в суставах, рой мыслей и тяжелых воспоминаний мешает ей восстанавливаться. Родственников у Тамары практически не осталось, периодически ей помогает племянница, соцработники и неравнодушные соседи. Благодаря помощи волонтеров у Тамары есть переносной унитаз и ходунки, но Тамара все еще нуждается в продуктах питания.